markovskaya1: (мм)
2014-03-03 12:28 am
Entry tags:

в поликлинике

В поликлинике сегодня весь цвет сельской молодежи от 70-ти и старше. Лена из регистратуры говорит: «Запасаются лекарствами на выходные».
Разговор мечется между растяжением связок у Моргулиса и ценами на витамины.
Старуха Рахель Козлова пропагандирует гомеопатию. Маргарита Натановна говорит, что нельзя уже быть такой дремучей: «Вы еще наложение рук нам порекомендуйте, на дворе третье тысячелетие!».
Религиозный старик Шварцман бубнит под нос насчет третьего тысячелетия: «Это смотря как считать!».
Исаак Михайлович играет сам с собой в карманные шахматы.
Эсфирь Григорьевна замечает мне: «Какой у вас неприятно красный нос, Светочка!»
Так и есть, все еще болею.
Вдруг въезжает каталка. На ней сидит американский старик Джозеф. Сзади его толкает жена Кристин. Американский старик Джозеф на самом деле англичанин, но после войны уехал в США, там женился на Кристин, польской еврейке с тяжелым характером.
Кристин и Джозеф говорят на английском, но Кристин иной раз переходит на такой ископаемый идиш, что понять ее может только Шимон Маркович, ну так он полилингвист, знает 42 языка, но знаменит тем, что матерится страшнее Бенциона Залмановича, а ведь Бенцион — бронетанковый генерал и в мате понимает.

Кристин говорит: «Хай, гайз!». Старики говорят: «Ага, Кристин! Шолом!», Исаак Михайлович, отрываясь от шахмат, говорит: «Гуд монинг!», Шимон Маркович говорит: «А-готен тах».
Старуха Рахель Козлова говорит на русском: «Какие все-таки у Джозефа худые ноги!»
Ноги у Джозефа действительно как две палки, когда он наклоняется вперед, колени достают до бровей.
Моргулис говорит: «При таких ногах наверняка у него тысячу раз было растяжение связок!»
Эсфир Григорьевна, язвительно: «Какое растяжение, Александр Михайлович, он ими не пользуется с 70-годов прошлого столетия!»
Религиозный старик Шварцман опять бубнит: «Это как считать!»
Кристин смотрит на стариков подозрительно.
Исаак Михайлович, складывая шахматы: «Джозеф — настоящий высокомерный англичанин. Я его как-то спросил, почему они из Лос-Анжелеса приехали в нашу дыру. И он мне ответил: «Должен остаться кто-то один — или я или Обама!». Такая вот островная спесь!»
Кристин говорит: «Вот дид ю сэй, Исаак?»
Исаак, вежливо: «Гоу ту зе доктор, Кристин!»
И все стали говорить про погоду, а Кристин покатила Джозефа в кабинет.

markovskaya1: (мм)
2014-02-07 05:31 pm
Entry tags:

у магазина

Возле русского магазина сидят маляры Володя и Марат. Молоко пьют с булкой, грязные, как все маляры на свете. Володя говорит:
- А там же кабель лежит криво, как бык поссал. Я его туда-сюда. Торчит все равно.
Рядом Исаак Михайлович. В вязаной шапке. Обут в сандалии на шерстяные носки. Собака Боба на поводке, жмется к скамейке — холодно сегодня. Исаак Михайлович спрашивает:
- Простите, Володя. Под напряжением?
- Что?
- Кабель под напряжением?
- Хуяссе, Михалыч, 220!
- Опасно.
- Еба, не то слово.
Марат чешет шею:
- Затирка какая у евреев хорошая.
- Хорошая, - соглашается Володя, - но руки-то наши!
И смеются все.
Исаак Михайлович:
- А вот кефир тут не тот. Вот у нас был в Виннице кефир!..
- До войны?
- Ой, Марат, ну причем тут до войны. Я не такой ведь старый, я до войны не помню.
- Да нормальный у евреев кефир, не придумывай, Михалыч, пошли, Марат, сейчас хозяйка прибежит, начнет вайдотить.
Маляры уходят, Исаак Михайлович подтягивает собаку Бобу за поводок.
А я думаю, что родина — это не география. И не как папа говорит: «мое отечество там, где мой диван». Родина, граждане, это язык.
(да, зовите меня капитан очевидность).
markovskaya1: (мм)
2014-01-26 08:34 am
Entry tags:

про интеллект

Старуха Рахель Козлова подходит ко мне и спрашивает:
- Света, вот вы же из Москвы?
- Да, - отвечаю.
- Тогда скажите мне бога ради что такое ай кью?
- Батюшки, - говорю. - С чего это вы, Рахель Александровна?
Она стоит, на голове шапочка для душа с волнистыми оборками, дело происходит в бассейне, маленькая, сухая, в глазах мольба.
- Ну, надо. Жалко вам что ли?
- Не, не жалко. Это коэффициент интеллекта. Проще говоря — ума. Чем он выше, тем человек умнее.
- А у вас высокий?
- Не сказала бы. Так чего с утра, Рахель Александровна?
- А, - машет рукой, - Бенцион пристал в сауне: «Давайте я вам, Рахель, ай кью померю». А я испугалась даже: вдруг это что-то ужасное.
- Любопытно, - говорю. - Чем это он вам в сауне собирался мерить ай кью?
- В том-то и дело! Сидит такой в трусах. Ай кью ему дай. Дурак старый.

Встречаю в холле Бенциона, старого дурака. Спрашиваю:
- Что это вы, Бенцион Залманович, Рахель так в сауне смущали? Вам правда важен ее ай кью?
- Мне, Светка, ее ай кью, конечно, насквозь виден. Но о чем-то же мужчина должен говорить с женщиной в сауне? То я так, для беседы ввернул, не обращай!
92 года. Сел на электромобиль и поехал.
markovskaya1: (мм)
2014-01-08 12:54 am
Entry tags:

и о погоде

Маргулис пришел. И говорит:
- Света, в шабат погода будет - ой.
- Ну, - отвечаю, Алексанмихалыч, - декабрь все-таки. А вам зачем погода?
- Я лекцию читаю в клубе "Золотой возраст", для пенсионеров. А погода будет - ой, поэтому народу будет мало. Придут самые стойкие.

Это означает, что зал будет битком, стойче здешних пенсионеров нет в мире: половина из них узники Освенцима, вторая - узники Сиона. На лекции Маргулиса они ходят, как на рок-концерты. Кто со слуховым аппаратом, кто в инвалидном кресле, кого внуки приводят. А кто и сам, если помоложе. Какие-нибудь 75.
Я говорю:
- Алексанмихалыч, а про что расскажете?
- Историю Ахматовой и Исайи Берлина. Это страшно интересно.
- Это страшно интересно, но она довольно известная.
- Ну, Светочка, далеко не всем! А кроме того, наши пенсионеры любят всякое про любовь.

В общем, дал мне ахматовский "Шиповник", чтоб я его для пенсионеров выразительно читала.

Да, друзья. Вот так проходит мирская слава, Sic transit gloria mundi. Я сейчас не про Ахматову с Берлиным - они уже в Вечности. И не про старика Маргулиса, он на пути к ней. И даже не про пенсионеров, узников судьбы. А про себя.
Некогда знавала я сверкающие подмостки и небесные колосники. А теперь вот - художественая декламация в клубе "Золотой возраст".
С другой стороны - Ахматова. Не так плохо. А в прошлый раз был Мандельштам. И Бенцион Залманович, грубиян и герой Советского Союза расплакался и заорал "какого погубили суки парня", когда я читала про век-волкодав.
И плевать, что погода будет ой.
markovskaya1: (мм)
2014-01-04 03:36 pm
Entry tags:

про паразитов

В поликлинике сидит Эсфирь Григорьевна с красивой лыжной палкой. Сидит в очереди к врачу, в руках листочки с анализами. А тут входит Индира Борисовна.
Ну, как - входит? Так пишут в газетах "в морской порт вошел пятипалубный океанский теплоход". В общем, вплывает Индира Борисовна в огромных каких-то одеждах.
Эсфирь Григорьевна говорит:
- Ой, Индира Борисовна, как кстати! Вы же бывший врач, правда?
- Фира! Бывших рентгенологов не бывает! - и театрально так хохочет.
- Индира Борисовна, не посмотрите мои анализы? А то очередь же, а я уже вся извелась.
- Давайте. Отчего же. Посмотрю.
И берет эти листочки. И опять так смеется гулко, и говорит:
- Фира. Не хочу тебя огорчать...
- Нет уж, Индира. Скажите мне все как есть! - и голос у Эсфири становится тоненький, и сама вся как-то скукоживается.
- Фира, у тебя высокий уровень эозинофилов!
- О, боже! Что это значит?
- Это значит, Эсфирь Григорьевна, дорогая, что ... нет, я не могу при всех сказать тебе, что это значит. Скажу просто - это ужасно!.. Но остальные-то анализы - ничего. Жить будешь.
- Буду? А как быть с этими? Ну, которые ужасные?
- Ну, как с ними быть? Выводить, как. И - это. Руки мой перед едой, Фира.
- Выводить?..
Очередь вся превратилась в одно большое ухо. А Раиса Иммануиловна от Эсфири Григорьевны немного отодвинулась.
Тут Бенциион, человек грубый и прямой, не выдержал:
- Индира, не темни. Скажи нам всем, что там у Фирки, а то сил нет.
- Не скажу, Беня, не твоего ума дело!
Эсфирь Григорьевна палку в руках крутит:
- Выводить? Значит, это во мне ЗАВЕЛОСЬ? Индира Борисовна, но как?
- Индира, ей богу, скажи, не делай нам нервы. Или я уже не знаю, нам тут всем умереть? - Бенцион Залманович даже голос повысил.
Индира Борисовна загадочно произносит:
- Беня, от этого не умирают. Но это ужасная гадость! Не сомневаюсь, что ты тоже должен провериться.
Эсфирь Григорьевна:
- Нет, я так не могу!
- Можешь! Сейчас тебе и доктор скажет!
- Вот знаешь, Индира, если бы не твой возраст, я бы тебе врезал, скажи спасибо, что ты женщина! - сказал Бенцион Залманович, - так душу истрепать. Скажи Фирке по-хорошему - что у нее там завелось! Видишь же какая смертность!
- Беня. Раз так - то знай: высокий уровень эозинофилов означает, что Эсфирь Григорьевна где-то подцепила паразитов!
- Я?.. О, нет! - Эсфирь почти начала плакать.
- Ого. Фира, как ты могла? - Бенцион стал гладить себе затылок, - Фирка, ты что?.. Вот уже от кого не ожидал...
Кто-то в очереди:
- А ведь мы же у вас кушали, Эсфирь Григорьевна!
- А нечего кушать где попало, товарищи! - Индира ушла вглубь поликлиники, оставив очередь шептаться и кивать головами.
Тут, слава богу, Эсфирь Григорьевну вызвали к доктору. Она вышла через пять минут порозовевшая, и сказала:
- Вы, пожалуйста, передайте этому рентгенологу, что это не паразиты! А обыкновенная крапивница!
И очередь вся опять закивала, и стала говорить - «ну, а действительно, откуда паразиты, какая ерунда!», и Бенцион Залманович взял Эсфирь под руку и проводил до выхода, цеременно подал лыжную палку, а потом вернулся, сел и сказал:
- Вот сколько живу, столько бабам удивляюсь. Вот уж кто паразиты, ей-богу.
markovskaya1: (мм)
2013-12-20 09:11 am
Entry tags:

о русской литературе

Вчерашняя лекция про Ахматову и Берлина насмерть рассорила Маргариту Натановну и Индиру Борисовну. Слушали они внимательно, Индира Борисовна даже конспектировала. А когда стали вопросы задавать, Маргарита Натановна возьми и спроси:
- А скажите ради бога, а вот сын Ахматовой - он-то где?
Старик Маргулис даже рот не успел открыть, как Индира Борисовна захохотала страшным басом, и ядовито так говорит:
- Ну вот - как? Ну вот как, вы мне скажите, можно не знать базовых вещей? Она спрашивает - где Левушка! Какое невежество!
Маргарита вроде бы начала мирно:
- Ну, нельзя ведь все знать.
- Но только не это!.. Нет, ну надо же!
- Послушайте, Индира Борисовна! Она же не была популярной. Мы ничего не знали. Многое скрывалось.
- Ах-ха-ха! Милочка! Это Ахматова не была популярной? Это вы не были популярной! А Ахматова - звезда и кумир поколений!
- Ну, каких поколений? Мы же с вами с одного года... Слушайте, дорогая. Мы многого не знали. Кроме того, мы же с ними боролись. По линии ВЦСПС...
- С кем вы боролись по линии ВЦСПС? С Ахматовой?.. Вы еще, наверное, и с Зощенко боролись? Вы еще, наверное, Пастернака затравили!
- Ну, лично я никого не травила!
- Не верю! Это, значит, пока у нас сердца кровью обливались, вы, Маргарита Натановна, Солженицина из страны выпихивали!
- Никого я не выпихивала. Меня и саму не выпускали.
Тут включился Моргулис и зачем-то сказал:
- Сын Анны Андреевны умер...
- Я тут не причем! - Маргарита Натановна вся покраснела, разволновалась, полезла за каплями. А Индира Борисовна вдруг спокойно сказала:
- Все умерли, дорогуша. И вы умрете, не волнуйтесь.
- Как вам не стыдно, Индира! - теперь и Маргулис покраснел, стал быстро ходить, - мы же вот с вами только сейчас о любви говорили. Стихи читали. Ну, зачем вы так, Индира?
- А затем, Александр Михайлович, что у этих преступлений нет срока давности!
Тут вмешался Давид Исаакович:
- Индира. Никто никого не убил, что ты в самом деле. Я бы еще понял, если бы вы выясняли, был ли у них секс.
- Секс? Ой, Давид, у вас, мужчин только одно на уме.
Маргарита Натановна на слове "секс" встрепенулась:
- У кого? У Ахматовой с Зощенко?
- Какая вы, Марго, все-таки сволочь. Сначала затравила великих советских писателей. А теперь распускает о них грязные сплетни! Ужас.
Я говорю:
- Девочки, хватит. Идите уже по домам. Вам по пути, по дороге выясните кто там кого травил.
- Ну уж нет. Я не пойду с этой злодейкой.
- Я тоже с вами, Индира Борисовна, не пойду. Я пойду с Давидом.
- Это я пойду с Давидом. А вы идите с Маргулисом. Пусть он вам расскажет, во что вылилась ваша травля!
И все разошлись. Обеим старухам за 80. Обе просидели в отказе лет по десять. В обычной жизни приятельствуют, в кафе вдвоем ходят, в бассейн.
Да, русская литература-таки способна вызывать в человеке большие страсти.
markovskaya1: (мм)
2013-11-05 11:50 pm
Entry tags:

как дурак без невода

Бенцион показывает мне пирог, и говорит: "Ты только посмотри на него? А? Ты это видишь? Если ты его не покушаешь, то ты же пройдешь мимо себя, дура! Хана пекла. Моя Хана! Она положила туда свое сердце, ты видишь? Если бы твоя мать увидела такого пирога, она бы заложила в ломбард последнюю юбку!"
А в этот момент как нарочно идет моя мать в веселых узбекских штанах.
Говорит: "Беня, ты чего?"
Бенцион: "Аня, ты видишь этого пирога? И эта твоя худая дура мне говорит "ой, неудобно", как будто это не пирог, а свинья".
Мама забирает пирог, сует в сумку, говорит: "А чего это она худая?.. Спасибо, Бенечка, Хана пекла?"..
И уходят вдвоем вдоль ручья с шершавым названием Мишушим.
А я, между прочим, стою где стояла. Без пирога, без матери в штанах, без Бенциона Залмановича, 1921 года рождения.
markovskaya1: (мм)
2013-09-29 01:33 pm
Entry tags:

на рынке оживление

Посреди рынка стоят Бенцион, Исаак Михайлович и Сенечка. Бенцион громко ругается:
- Нет, смотри, Исаак! И ты, Сеня, смотри!..
Трясет пакетом, в пакете овсянка.
Исаак Михайлович:
- Бенцион Залманович, это овсянка?
Сенечка:
- Это квакер.
- Это, - Бенцион делает трагический голос, - конечно же, овсянка!.. Да-да, Сенечка, это овсянка!!! Это, ебаный квакер! И он мне за него ответит!..
Исаак Михалович:
- Кто?
Сенечка:
- За кого?
Бенцион:
- Я у него что просил?
Исаак Михайлович и Сенечка в голос:
- Что?
Бенцион торжественно:
- А я у него просил гречу!!!!
Исаак Михайлович:
- Действительно, нехорошо!
Сенечка:
- И что?
Бенцион:
- А то. Я тут уже почти тридцать лет. И каждую неделю иду покупать эту гречу!.. А этот мне все время дает свой ебаный квакер!..
Исаак Михйлович:
- Бенцион Залманович, ну так пора привыкнуть.
Сенечка:
- А ты в другой раз попроси у него квакер, вдруг он тебе даст гречку?
Бенцион грозит кулаком в сторону друза-бакалейщика:
- Ууу, блядь, немчура!..
Друз смеется и приглашающе рукой машет.
Эта сцена с небольшими вариациями раз в неделю повторяется. Бенциону 92 года, он привычек своих уже не меняет. Сенечке, к слову, 84. И только Исаак Михайлович почти юноша – 76.
Живу среди сплошных иудейских древностей.
markovskaya1: (мм)
2013-09-02 01:37 am
Entry tags:

пивная

А Москва утекает дождем, улетает зонтами,
уходит в галошах.
Запотевшие окна трамвайные едут, глухие, немые.
Как и не было лета румяного
в пестрый горошек,
Как и не было лета, и больше не будет отныне.

Вам все снилось, Алеша, пойдемте
в сырую пивную.
Там, конечно, темно, и обычно довольно противно.
Только где же еще эту  плаксу
душевнобольную
Приручать, эту осень тоскливую, как не за пивом.

Вот она на углу,
принимает в объятья, Алеша,
Уцелевших в осенних потоках  бродяг и матросов,
Нас, сошедших внезапно  на берег
с трамвайных подножек,
То ли выпить, а то ли почувствовать новую осень.

И смотрите, Алеша,
пока нас пивная качает,
И пока пиво плещется в плохо помытых бокалах,
Там снаружи дождями Москва
навсегда утекает,
Улетает зонтами, в галошах уходит к вокзалам.

Мы как рыбы в воде,
наблюдаем текущее мимо,
Мы, Алеша, верны своим странным  и старым привычкам,
Мы до самой зимы будем пить
свое горькое пиво,
Это время у нас никогда не отнимут, не вычтут.

Засиделись в пивной
и отстали от лодки матросы,
А Москва утекает дождями, уходит неверной походкой.
Это осень, Алеша,
всего лишь нормальная осень.
Это горькое пиво, Алеша,
всего лишь, разбавлено водкой.
markovskaya1: (мм)
2013-08-16 07:05 pm
Entry tags:

матрос степанов

а черт его знает. то не писалось, а то сразу про матроса. во имя умножения энтропии, стало быть:

Пахло морем и отвагой, пахло дымом и тревогой,  корабли гудели басом, собираясь уплывать. Шли баркасы за салакой, шли шаланды за миногой, тралы шли за пеленгасом, а невесты честно ждать.
Вот матрос Степанов Вова, он уже давно не юнга, а его невеста Таня поступила в институт, он усталый, но с уловом в порт вернется ближе к вьюгам, и его в кафешантане как-то вечером убьют. 
А его невеста Таня  выйдет замуж за другого, позабудет про учебу, да подсядет на стакан.
Что же ты матрос Степанов, жил недолго и неклево, и теперь твоя зазноба  пьяно плачет по ночам?..
markovskaya1: (мм)
2013-07-04 11:05 am
Entry tags:

сабантуй

Сабантуй - такой праздник, который внезапно получил федеральный статус, или мы не многонациональная держава.
Большие тусовки проходят каждый год в разных городах, нынче вот в Тюмени, но кончится все равно в Казани, так оно все устроено.

Ну и еще из серии "1000 бесполезных знаний", читаю в Википедии: "В праздновании Сабантуя в разное время принимали участие президенты РФ. Борис Николаевич Ельцин во время Сабантуя в городе Арске  разбил битой горшок с первого удара, Владимиру Владимировичу Путину удалось достать монетку из чана с катыком, а Дмитрий Анатольевич Медведев выковал «ого», завершающие фразу «Кузнецу — счастья народного» на выкованной подкове."

И такая мне за этим рисуется дивная картина: вот Илья Муромец, как размахнулся своей палицей, горшок в землю ушел по горло. Вот Добрыня Никитич, извернулся на пупе, а вытащил алтын из пучины. Ну и тут, конечно, Алеша Попович. Выковал "ого".
Потому, что он - кузнец народного счастья.
markovskaya1: (мм)
2013-06-26 01:06 am
Entry tags:

новинки литературы

Вот пишет замечательный издатель «журнал с вашими стихами напечатан». А я сижу, раздулась от гордости, хотя двадцать лет кривлялась, и говорила «ах, ну что за глупости, стишки – это несерьезно, это я так, между вышиванием и бисероплетением».
Но меня, если честно, не то радует, что написано и опубликовано.  Я стишкам своим цену знаю.  Я млею уже от одной компании . Там кого только нет! Мне бы для спеси, тщеславия, обморока и головокружения хватило бы одного Паташинского. Или Дитцеля. Но ведь там кроме них и Горбаневская, и Олег Юрьев, и Дмитрий Сторцев. И потрясающая Фаина Гримберг. И еще, еще, еще.
В общем, журнал «Homo Legens» (а? не «Мурзилка» вам какой!), 6 номер, с ходу, небось, библиографическая редкость.
Юру Конькова, если встретите, расцелуйте, пожалуйста,  от моего имени.
http://homo-legens.ru/main/
markovskaya1: (мм)
2013-06-24 07:02 pm
Entry tags:

(no subject)

789px-Piper_PA-23_Apache_-_Venezia

Видите самолет, да? Это  Piper PA-23, маленький самолетик, который  сегодня  разбился, совершая экстренную посадку на взлетной полосе в г. Хайфа.
Пассажиры, они же – пилот и штурман, целы и невредимы. Им, конечно, вызвали амбуланс, сняли шлемы с дурацких их голов, пощупали их идиотские скелеты, осмотрели ссадины. Они, скорее всего, в этот момент нервически хихикали, ну а вы бы что делали?.. От госпитализации отказались.
Два веселых летчика – пилот и штурман. Одному 80 лет, другому – 81. А?.. Вот этим мне местное население ужасно симпатично – они не ощущают возраста, в том пристойном смысле, когда твои прилагательные «степенный», «основательный», «кряжистый» и «корневой».
http://www.newsru.co.il/israel/24jun2013/matos311.html
markovskaya1: (мм)
2013-06-22 02:32 am
Entry tags:

легко смутить

Геннадзий говорит: «Приехал из Парижа. Придумал фразу мандельштамовской мощи. На вопрос «как было?» я теперь томно отвечаю «Нда… Париж нынче не тот!».. Вообрази: это приводит людей в замешательство!» 
markovskaya1: (мм)
2013-06-17 01:00 am
Entry tags:

смотри в глаза

когда тебя зовут к последнему докладу
оставь свой щит и меч, оставь свой горб и крест,
не жди, что впереди пойдут заградотряды,
не жди, что позади стеной сомкнется лес.

останешься один как перст, как воин в поле,
молись и уповай, рассчитывай и плачь,
в глаза его смотри бездонные от боли,
он в этот миг судья, вершитель и палач.

в глаза его смотри бездонные пока что
от высказанных слов, от прожитых обид.
скажи ему, скажи, пожалуйся, покайся,
он добрый, он поймет, поверит и простит.

в глаза его смотри, покуда не закрылись,
покуда он  вердикт свой не произнесет.
пока он не вздохнет, небесный чикатилло,
и скажет «боже мой, за что мне это всё?».

(только про заградотряды не пишите. а то на стихире мне давай объяснять, где они должны идти, куда палить. в курсе).
markovskaya1: (мм)
2013-06-12 09:32 pm

как сладки ваши грезы

Конечно, мне бы хотелось, да. И вот сели бы такие два еврейских дедушки. Красивые, как наши праотцы.
И спели бы что-то честное. Петь они умеют, это, возможно, вообще единственное, что умеют. Но чтоб вдвоем.
Что-нибудь горькое, что-то такое
щемящее, обращенное – как это сроду у евреев – к небесам… но хрен там.
Потому, что Иосиф Давыдович все равно споет пять песен на бис, а пять назло, и все они будут такой же лажей, как Гимн Депутатов Государственной Думы.
Ну, а Леонард Коэн споет то, что умеет, приплясывая.
Два мира, два Шапиро, ничего не поделаешь.


markovskaya1: (мм)
2013-06-09 03:43 pm
Entry tags:

узам крепнуть

Саманта – она же Шушана. Мы с ней учились ивриту, она из Лос-Анжелеса, как и муж ее Гедалия, он же Грегори. У них две чудесные дочки, и на вопрос почему они уехали из США, Гедалия строго сказал «или я, или Обама».

Саманта толстая и веселая, американские евреи вообще крупные, высокие, и с каким-то разболтанным винтом. В том смысле, что сидят, как им удобно, хоть на полу, хоть в раскоряку, хохочут, когда им смешно, едят, когда проголодались, аплодируют, когда их переполняют чувства.

С Шушаной игра такая: при встрече она обнимается, кричит «вау!», спрашивает на двух языках «как дела», сообщает мне, что я – «гламур», а в завершении разговора говорит с вопросительной интонацией: «Путин-шмутин?». На что я должна ей ответить: «Обама-шмабама?», тогда она страшно смеется, и мы прощаемся, до новых встреч. Так, я понимаю, мы осуществляем противостояние двух держав, при полной симпатии и расположении.

Сегодня я её встретила. И она вдруг сломала протокол. И говорит в конце разговора: «Эй! Нетаниягу-шматаниягу?»..  И ждет, чего я отвечу, заранее смеясь. Пришлось сказать, «Ну, да, шматаниягу. But, Obama-shmabama!”


 
markovskaya1: (мм)
2013-06-06 11:24 am
Entry tags:

пушкиндень

Около ста лет назад был у меня дом в деревне. Приобретенный за 500 рублей, кто понимает всю огромность тогдашних денег. Деревня была полумертвая, отчего ее скупали москвичи и ленинградцы, благо находилась она в Тверской области, считай, посредине.

пушкин и теперь живее всех живых )
markovskaya1: (мм)
2013-05-28 02:22 pm
Entry tags:

про николая

Владимиру Захарову, заразившему меня вирусом смертельным.

У соседа Николая две собаки, обе лают,
У него семья большая – внуки, дочери, зятья.
У него хозяйство ладно, у него жена нарядна,
У него пирог на свадьбу, а на поминки кутья.
Во хлеву стоит корова, во сарае трактор новый,
Во саду ли, в огороде все топорщится наверх,
Николай рукой пудовой гнет баранки и подковы,
Ходит по избе тесовой широко как землемер.
И такое благолепье, и такое время летне,
И такое тут столетье на дворе – не передать,
Николай гоняет слепня, а под лавкой брага крепнет,
И издалека заметна эта божья благодать.
…Но однажды – мы-то знаем – день застанет Николая
То ли в поле, то ль в сарае, но случится этот день.
Кинет рукавицу оземь, плюнет нервно в стойло козам,
Без дорог пойдет по росам в восьмиклинке набекрень.
И в пределах этих дальних сгинет просто и печально,
Станет без вести пропавший для соседей и родни.
А жена, устав в разлуке, как-нибудь расскажет внукам,
Что их дед, такая сука, жил и помер ради них.
 
markovskaya1: (мм)
2013-05-27 01:28 pm
Entry tags:

из жизни крюгеров

В общем, слушайте, что. Фредди Винокурский его зовут. Фредди, понимаете?.. Так вот. Этот Фредди,  67-ми лет, сегодня ночью жену свою убил. Жену Юлию,( 64 года), с которой прожили вместе 28 лет, как одну копейку.
Что-то мне подсказывает, что Фредди этот мужчина нервный, горячий, к разным ажитациям склонный. Что подсказывает? Да орудие убийства.
Он ее убил пылесосом. Ну, бытовым то есть электроприбором. Звучит все это комично – «Фредди Винокурский убил жену пылесосом!». Ну, как «Буба Касторский со своими воробушками!». А выглядит отвратительно. В том смысле, что я бы себе такой смерти не хотела.
Но оказывается, что наказание понесет не только Фредди, 67-лет. Но и полиция, которая приехала и уехала. До того, как Фреддины руки потянулись за роковым предметом. Не добдела полиция. За что будет как соучастник наказана. О, как тут у нас.
http://izrus.co.il/obshina/article/2013-05-27/21306.html

Это были ближневосточные новости.