markovskaya1: (мм)

В поликлинике сегодня весь цвет сельской молодежи от 70-ти и старше. Лена из регистратуры говорит: «Запасаются лекарствами на выходные».
Разговор мечется между растяжением связок у Моргулиса и ценами на витамины.
Старуха Рахель Козлова пропагандирует гомеопатию. Маргарита Натановна говорит, что нельзя уже быть такой дремучей: «Вы еще наложение рук нам порекомендуйте, на дворе третье тысячелетие!».
Религиозный старик Шварцман бубнит под нос насчет третьего тысячелетия: «Это смотря как считать!».
Исаак Михайлович играет сам с собой в карманные шахматы.
Эсфирь Григорьевна замечает мне: «Какой у вас неприятно красный нос, Светочка!»
Так и есть, все еще болею.
Вдруг въезжает каталка. На ней сидит американский старик Джозеф. Сзади его толкает жена Кристин. Американский старик Джозеф на самом деле англичанин, но после войны уехал в США, там женился на Кристин, польской еврейке с тяжелым характером.
Кристин и Джозеф говорят на английском, но Кристин иной раз переходит на такой ископаемый идиш, что понять ее может только Шимон Маркович, ну так он полилингвист, знает 42 языка, но знаменит тем, что матерится страшнее Бенциона Залмановича, а ведь Бенцион — бронетанковый генерал и в мате понимает.

Кристин говорит: «Хай, гайз!». Старики говорят: «Ага, Кристин! Шолом!», Исаак Михайлович, отрываясь от шахмат, говорит: «Гуд монинг!», Шимон Маркович говорит: «А-готен тах».
Старуха Рахель Козлова говорит на русском: «Какие все-таки у Джозефа худые ноги!»
Ноги у Джозефа действительно как две палки, когда он наклоняется вперед, колени достают до бровей.
Моргулис говорит: «При таких ногах наверняка у него тысячу раз было растяжение связок!»
Эсфир Григорьевна, язвительно: «Какое растяжение, Александр Михайлович, он ими не пользуется с 70-годов прошлого столетия!»
Религиозный старик Шварцман опять бубнит: «Это как считать!»
Кристин смотрит на стариков подозрительно.
Исаак Михайлович, складывая шахматы: «Джозеф — настоящий высокомерный англичанин. Я его как-то спросил, почему они из Лос-Анжелеса приехали в нашу дыру. И он мне ответил: «Должен остаться кто-то один — или я или Обама!». Такая вот островная спесь!»
Кристин говорит: «Вот дид ю сэй, Исаак?»
Исаак, вежливо: «Гоу ту зе доктор, Кристин!»
И все стали говорить про погоду, а Кристин покатила Джозефа в кабинет.

markovskaya1: (мм)
Возле русского магазина сидят маляры Володя и Марат. Молоко пьют с булкой, грязные, как все маляры на свете. Володя говорит:
- А там же кабель лежит криво, как бык поссал. Я его туда-сюда. Торчит все равно.
Рядом Исаак Михайлович. В вязаной шапке. Обут в сандалии на шерстяные носки. Собака Боба на поводке, жмется к скамейке — холодно сегодня. Исаак Михайлович спрашивает:
- Простите, Володя. Под напряжением?
- Что?
- Кабель под напряжением?
- Хуяссе, Михалыч, 220!
- Опасно.
- Еба, не то слово.
Марат чешет шею:
- Затирка какая у евреев хорошая.
- Хорошая, - соглашается Володя, - но руки-то наши!
И смеются все.
Исаак Михайлович:
- А вот кефир тут не тот. Вот у нас был в Виннице кефир!..
- До войны?
- Ой, Марат, ну причем тут до войны. Я не такой ведь старый, я до войны не помню.
- Да нормальный у евреев кефир, не придумывай, Михалыч, пошли, Марат, сейчас хозяйка прибежит, начнет вайдотить.
Маляры уходят, Исаак Михайлович подтягивает собаку Бобу за поводок.
А я думаю, что родина — это не география. И не как папа говорит: «мое отечество там, где мой диван». Родина, граждане, это язык.
(да, зовите меня капитан очевидность).
markovskaya1: (мм)
Старуха Рахель Козлова подходит ко мне и спрашивает:
- Света, вот вы же из Москвы?
- Да, - отвечаю.
- Тогда скажите мне бога ради что такое ай кью?
- Батюшки, - говорю. - С чего это вы, Рахель Александровна?
Она стоит, на голове шапочка для душа с волнистыми оборками, дело происходит в бассейне, маленькая, сухая, в глазах мольба.
- Ну, надо. Жалко вам что ли?
- Не, не жалко. Это коэффициент интеллекта. Проще говоря — ума. Чем он выше, тем человек умнее.
- А у вас высокий?
- Не сказала бы. Так чего с утра, Рахель Александровна?
- А, - машет рукой, - Бенцион пристал в сауне: «Давайте я вам, Рахель, ай кью померю». А я испугалась даже: вдруг это что-то ужасное.
- Любопытно, - говорю. - Чем это он вам в сауне собирался мерить ай кью?
- В том-то и дело! Сидит такой в трусах. Ай кью ему дай. Дурак старый.

Встречаю в холле Бенциона, старого дурака. Спрашиваю:
- Что это вы, Бенцион Залманович, Рахель так в сауне смущали? Вам правда важен ее ай кью?
- Мне, Светка, ее ай кью, конечно, насквозь виден. Но о чем-то же мужчина должен говорить с женщиной в сауне? То я так, для беседы ввернул, не обращай!
92 года. Сел на электромобиль и поехал.
markovskaya1: (мм)
Маргулис пришел. И говорит:
- Света, в шабат погода будет - ой.
- Ну, - отвечаю, Алексанмихалыч, - декабрь все-таки. А вам зачем погода?
- Я лекцию читаю в клубе "Золотой возраст", для пенсионеров. А погода будет - ой, поэтому народу будет мало. Придут самые стойкие.

Это означает, что зал будет битком, стойче здешних пенсионеров нет в мире: половина из них узники Освенцима, вторая - узники Сиона. На лекции Маргулиса они ходят, как на рок-концерты. Кто со слуховым аппаратом, кто в инвалидном кресле, кого внуки приводят. А кто и сам, если помоложе. Какие-нибудь 75.
Я говорю:
- Алексанмихалыч, а про что расскажете?
- Историю Ахматовой и Исайи Берлина. Это страшно интересно.
- Это страшно интересно, но она довольно известная.
- Ну, Светочка, далеко не всем! А кроме того, наши пенсионеры любят всякое про любовь.

В общем, дал мне ахматовский "Шиповник", чтоб я его для пенсионеров выразительно читала.

Да, друзья. Вот так проходит мирская слава, Sic transit gloria mundi. Я сейчас не про Ахматову с Берлиным - они уже в Вечности. И не про старика Маргулиса, он на пути к ней. И даже не про пенсионеров, узников судьбы. А про себя.
Некогда знавала я сверкающие подмостки и небесные колосники. А теперь вот - художественая декламация в клубе "Золотой возраст".
С другой стороны - Ахматова. Не так плохо. А в прошлый раз был Мандельштам. И Бенцион Залманович, грубиян и герой Советского Союза расплакался и заорал "какого погубили суки парня", когда я читала про век-волкодав.
И плевать, что погода будет ой.
markovskaya1: (мм)
В поликлинике сидит Эсфирь Григорьевна с красивой лыжной палкой. Сидит в очереди к врачу, в руках листочки с анализами. А тут входит Индира Борисовна.
Ну, как - входит? Так пишут в газетах "в морской порт вошел пятипалубный океанский теплоход". В общем, вплывает Индира Борисовна в огромных каких-то одеждах.
Эсфирь Григорьевна говорит:
- Ой, Индира Борисовна, как кстати! Вы же бывший врач, правда?
- Фира! Бывших рентгенологов не бывает! - и театрально так хохочет.
- Индира Борисовна, не посмотрите мои анализы? А то очередь же, а я уже вся извелась.
- Давайте. Отчего же. Посмотрю.
И берет эти листочки. И опять так смеется гулко, и говорит:
- Фира. Не хочу тебя огорчать...
- Нет уж, Индира. Скажите мне все как есть! - и голос у Эсфири становится тоненький, и сама вся как-то скукоживается.
- Фира, у тебя высокий уровень эозинофилов!
- О, боже! Что это значит?
- Это значит, Эсфирь Григорьевна, дорогая, что ... нет, я не могу при всех сказать тебе, что это значит. Скажу просто - это ужасно!.. Но остальные-то анализы - ничего. Жить будешь.
- Буду? А как быть с этими? Ну, которые ужасные?
- Ну, как с ними быть? Выводить, как. И - это. Руки мой перед едой, Фира.
- Выводить?..
Очередь вся превратилась в одно большое ухо. А Раиса Иммануиловна от Эсфири Григорьевны немного отодвинулась.
Тут Бенциион, человек грубый и прямой, не выдержал:
- Индира, не темни. Скажи нам всем, что там у Фирки, а то сил нет.
- Не скажу, Беня, не твоего ума дело!
Эсфирь Григорьевна палку в руках крутит:
- Выводить? Значит, это во мне ЗАВЕЛОСЬ? Индира Борисовна, но как?
- Индира, ей богу, скажи, не делай нам нервы. Или я уже не знаю, нам тут всем умереть? - Бенцион Залманович даже голос повысил.
Индира Борисовна загадочно произносит:
- Беня, от этого не умирают. Но это ужасная гадость! Не сомневаюсь, что ты тоже должен провериться.
Эсфирь Григорьевна:
- Нет, я так не могу!
- Можешь! Сейчас тебе и доктор скажет!
- Вот знаешь, Индира, если бы не твой возраст, я бы тебе врезал, скажи спасибо, что ты женщина! - сказал Бенцион Залманович, - так душу истрепать. Скажи Фирке по-хорошему - что у нее там завелось! Видишь же какая смертность!
- Беня. Раз так - то знай: высокий уровень эозинофилов означает, что Эсфирь Григорьевна где-то подцепила паразитов!
- Я?.. О, нет! - Эсфирь почти начала плакать.
- Ого. Фира, как ты могла? - Бенцион стал гладить себе затылок, - Фирка, ты что?.. Вот уже от кого не ожидал...
Кто-то в очереди:
- А ведь мы же у вас кушали, Эсфирь Григорьевна!
- А нечего кушать где попало, товарищи! - Индира ушла вглубь поликлиники, оставив очередь шептаться и кивать головами.
Тут, слава богу, Эсфирь Григорьевну вызвали к доктору. Она вышла через пять минут порозовевшая, и сказала:
- Вы, пожалуйста, передайте этому рентгенологу, что это не паразиты! А обыкновенная крапивница!
И очередь вся опять закивала, и стала говорить - «ну, а действительно, откуда паразиты, какая ерунда!», и Бенцион Залманович взял Эсфирь под руку и проводил до выхода, цеременно подал лыжную палку, а потом вернулся, сел и сказал:
- Вот сколько живу, столько бабам удивляюсь. Вот уж кто паразиты, ей-богу.
markovskaya1: (мм)
Вчерашняя лекция про Ахматову и Берлина насмерть рассорила Маргариту Натановну и Индиру Борисовну. Слушали они внимательно, Индира Борисовна даже конспектировала. А когда стали вопросы задавать, Маргарита Натановна возьми и спроси:
- А скажите ради бога, а вот сын Ахматовой - он-то где?
Старик Маргулис даже рот не успел открыть, как Индира Борисовна захохотала страшным басом, и ядовито так говорит:
- Ну вот - как? Ну вот как, вы мне скажите, можно не знать базовых вещей? Она спрашивает - где Левушка! Какое невежество!
Маргарита вроде бы начала мирно:
- Ну, нельзя ведь все знать.
- Но только не это!.. Нет, ну надо же!
- Послушайте, Индира Борисовна! Она же не была популярной. Мы ничего не знали. Многое скрывалось.
- Ах-ха-ха! Милочка! Это Ахматова не была популярной? Это вы не были популярной! А Ахматова - звезда и кумир поколений!
- Ну, каких поколений? Мы же с вами с одного года... Слушайте, дорогая. Мы многого не знали. Кроме того, мы же с ними боролись. По линии ВЦСПС...
- С кем вы боролись по линии ВЦСПС? С Ахматовой?.. Вы еще, наверное, и с Зощенко боролись? Вы еще, наверное, Пастернака затравили!
- Ну, лично я никого не травила!
- Не верю! Это, значит, пока у нас сердца кровью обливались, вы, Маргарита Натановна, Солженицина из страны выпихивали!
- Никого я не выпихивала. Меня и саму не выпускали.
Тут включился Моргулис и зачем-то сказал:
- Сын Анны Андреевны умер...
- Я тут не причем! - Маргарита Натановна вся покраснела, разволновалась, полезла за каплями. А Индира Борисовна вдруг спокойно сказала:
- Все умерли, дорогуша. И вы умрете, не волнуйтесь.
- Как вам не стыдно, Индира! - теперь и Маргулис покраснел, стал быстро ходить, - мы же вот с вами только сейчас о любви говорили. Стихи читали. Ну, зачем вы так, Индира?
- А затем, Александр Михайлович, что у этих преступлений нет срока давности!
Тут вмешался Давид Исаакович:
- Индира. Никто никого не убил, что ты в самом деле. Я бы еще понял, если бы вы выясняли, был ли у них секс.
- Секс? Ой, Давид, у вас, мужчин только одно на уме.
Маргарита Натановна на слове "секс" встрепенулась:
- У кого? У Ахматовой с Зощенко?
- Какая вы, Марго, все-таки сволочь. Сначала затравила великих советских писателей. А теперь распускает о них грязные сплетни! Ужас.
Я говорю:
- Девочки, хватит. Идите уже по домам. Вам по пути, по дороге выясните кто там кого травил.
- Ну уж нет. Я не пойду с этой злодейкой.
- Я тоже с вами, Индира Борисовна, не пойду. Я пойду с Давидом.
- Это я пойду с Давидом. А вы идите с Маргулисом. Пусть он вам расскажет, во что вылилась ваша травля!
И все разошлись. Обеим старухам за 80. Обе просидели в отказе лет по десять. В обычной жизни приятельствуют, в кафе вдвоем ходят, в бассейн.
Да, русская литература-таки способна вызывать в человеке большие страсти.
markovskaya1: (мм)
Сабантуй - такой праздник, который внезапно получил федеральный статус, или мы не многонациональная держава.
Большие тусовки проходят каждый год в разных городах, нынче вот в Тюмени, но кончится все равно в Казани, так оно все устроено.

Ну и еще из серии "1000 бесполезных знаний", читаю в Википедии: "В праздновании Сабантуя в разное время принимали участие президенты РФ. Борис Николаевич Ельцин во время Сабантуя в городе Арске  разбил битой горшок с первого удара, Владимиру Владимировичу Путину удалось достать монетку из чана с катыком, а Дмитрий Анатольевич Медведев выковал «ого», завершающие фразу «Кузнецу — счастья народного» на выкованной подкове."

И такая мне за этим рисуется дивная картина: вот Илья Муромец, как размахнулся своей палицей, горшок в землю ушел по горло. Вот Добрыня Никитич, извернулся на пупе, а вытащил алтын из пучины. Ну и тут, конечно, Алеша Попович. Выковал "ого".
Потому, что он - кузнец народного счастья.
markovskaya1: (мм)
789px-Piper_PA-23_Apache_-_Venezia

Видите самолет, да? Это  Piper PA-23, маленький самолетик, который  сегодня  разбился, совершая экстренную посадку на взлетной полосе в г. Хайфа.
Пассажиры, они же – пилот и штурман, целы и невредимы. Им, конечно, вызвали амбуланс, сняли шлемы с дурацких их голов, пощупали их идиотские скелеты, осмотрели ссадины. Они, скорее всего, в этот момент нервически хихикали, ну а вы бы что делали?.. От госпитализации отказались.
Два веселых летчика – пилот и штурман. Одному 80 лет, другому – 81. А?.. Вот этим мне местное население ужасно симпатично – они не ощущают возраста, в том пристойном смысле, когда твои прилагательные «степенный», «основательный», «кряжистый» и «корневой».
http://www.newsru.co.il/israel/24jun2013/matos311.html
markovskaya1: (мм)
Саманта – она же Шушана. Мы с ней учились ивриту, она из Лос-Анжелеса, как и муж ее Гедалия, он же Грегори. У них две чудесные дочки, и на вопрос почему они уехали из США, Гедалия строго сказал «или я, или Обама».

Саманта толстая и веселая, американские евреи вообще крупные, высокие, и с каким-то разболтанным винтом. В том смысле, что сидят, как им удобно, хоть на полу, хоть в раскоряку, хохочут, когда им смешно, едят, когда проголодались, аплодируют, когда их переполняют чувства.

С Шушаной игра такая: при встрече она обнимается, кричит «вау!», спрашивает на двух языках «как дела», сообщает мне, что я – «гламур», а в завершении разговора говорит с вопросительной интонацией: «Путин-шмутин?». На что я должна ей ответить: «Обама-шмабама?», тогда она страшно смеется, и мы прощаемся, до новых встреч. Так, я понимаю, мы осуществляем противостояние двух держав, при полной симпатии и расположении.

Сегодня я её встретила. И она вдруг сломала протокол. И говорит в конце разговора: «Эй! Нетаниягу-шматаниягу?»..  И ждет, чего я отвечу, заранее смеясь. Пришлось сказать, «Ну, да, шматаниягу. But, Obama-shmabama!”


 
markovskaya1: (мм)
Около ста лет назад был у меня дом в деревне. Приобретенный за 500 рублей, кто понимает всю огромность тогдашних денег. Деревня была полумертвая, отчего ее скупали москвичи и ленинградцы, благо находилась она в Тверской области, считай, посредине.

пушкин и теперь живее всех живых )
markovskaya1: (мм)
В общем, слушайте, что. Фредди Винокурский его зовут. Фредди, понимаете?.. Так вот. Этот Фредди,  67-ми лет, сегодня ночью жену свою убил. Жену Юлию,( 64 года), с которой прожили вместе 28 лет, как одну копейку.
Что-то мне подсказывает, что Фредди этот мужчина нервный, горячий, к разным ажитациям склонный. Что подсказывает? Да орудие убийства.
Он ее убил пылесосом. Ну, бытовым то есть электроприбором. Звучит все это комично – «Фредди Винокурский убил жену пылесосом!». Ну, как «Буба Касторский со своими воробушками!». А выглядит отвратительно. В том смысле, что я бы себе такой смерти не хотела.
Но оказывается, что наказание понесет не только Фредди, 67-лет. Но и полиция, которая приехала и уехала. До того, как Фреддины руки потянулись за роковым предметом. Не добдела полиция. За что будет как соучастник наказана. О, как тут у нас.
http://izrus.co.il/obshina/article/2013-05-27/21306.html

Это были ближневосточные новости. 
markovskaya1: (мм)
http://ria.ru/eco_news/20130522/938828218.html
вот, значит. охотился человек. добыл - в порядке возрастания - селезня, бобра (хай, Митя Плахов!) и медведя.
они тут про законность охоты, про депутатское бесстыдство, то, се.
а я вот думаю про последние часы жизни селезня, бобра и медведя. и искренне им не завидую. это же ведь как в торнадо попасть, как из самолета выпасть, как нажраться полония - спасти может только чудо, при условии, что чудес не бывает.
звери были обречены, встретив силу, многократно превышающую их жалкие возможности к сопротивлению.
и еще мне кажется, что этого охотника - вот именно его, персонально - надо занести таки в Красную книгу. и стеречь всеми охотобществами.
не каждый год такие нарождаются. 

быль

May. 23rd, 2013 01:08 am
markovskaya1: (мм)
Есть у меня стародавний приятель. Которого как-то в пору его трудовой бескормицы я предложила другому стародавнему приятелю в качестве семейного водителя автомобиля – о-го-го по тогдашнему времени – марки «Инфинити». Что неважно.
Первый стародавний приятель аккурат на тот момент вернулся из-за рубежей, где лет десять чем только не занимался, в том числе и опыт личного шофера имел. А второй стародавний приятель тогда трудился в Администрации Президента РФ, и по номенклатурному табелю занимал примерно девятое место в государственной вертикали, если считать от должности президента вниз. Машина ему полагалась служебная, а мой первый приятель возил жену второго по бутикам, дочку по разным танцулькам, остальных домочадцев – кому-куда.
Проработал он в этой семье года три. Потом они ему осточертели, да и вообще жизнь изменилась, ушел. И как-то спустя время пикантную мне рассказал историю.
У второго стародавнего приятеля был коллега по имени А. До его трудоустройства в АП РФ, мы  тоже как-то сталкивались – он курировал предвыборные кампании в регионах. А на момент этой истории  А. от имени Администрации контролировал работу Государственной Думы. Под его патронатом находились 143 депутата, послушные, как куклы Карабаса-Барабаса. Это, считай, треть состава. Тут надо понимать еще, что в начале нулевых Дума формировалась  по смешанной системе, и там таки да - были не только партсписки.
Еще этот А. зарабатывал на организации деловых встреч с ВИПами и шерпами. Ну, например, надо тебе для бизнеса что-то перетереть с премьером. Попасть к нему нереально. Но если ты заплатишь А., то встреча состоится. Не факт, что твоя проблема решится. Но это А. и не обещал. Брал значительно меньше, чем за то же самое берут нынешние. Допустим, визит к Черномырдину стоил 100 тыщ. долл. Сейчас, говорят, стоимость этих услуг выросла в 10 раз. Неважно опять.
Так вот. Как-то так само собой вышло, что мой первый приятель по просьбе своего хозяина стал вечерами возить этого А. Якобы, передвигаться тому надо было по каким-то таким делам, которые служебный водитель не должен был знать. Возил раза три в неделю, в основном в центр, но потом и в спальные районы, где А. задерживался часов до трех ночи. Потом домой. Где ждала его верная (наверное) жена.
И вот однажды, нюхнув прямо в автомобиле «Инфинити» кокаина, этот А. пожаловался моему приятелю на нечеловеческую прямо-таки усталость от такого образа своей жизни. Усталость была вызвана спором, проиграть который А. не хотел – тема спора задевала его мужскую честь, а у реальных пацанов с этим строго. А. поспорил с товарищами по работе (вот тут подчеркиваю – Администрация Президента РФ), что за три года переспит с 1000 женщин. Женщины при этом должны быть разового употребления, повторы запрещены условиями спора. А. вошел в такой доверительный раж, что едва не рыдал: спор уносит силы, здоровье, деньги. Путаны за Бульварным не всегда приятны, а за Садовым – вообще ужас что. Но проблема в том, что и эти уже кончаются, а прошел всего год и восемь месяцев…
Я тут вообще-то не о морально-этической стороне. Чем уже нас можно ошеломить?.. А о том, что мой приятель, конечно, довольно скромный человек. Потому, что не спросил тогда у этого А., что там на кону. А меня, между прочим, этот вопрос уже лет 10 как томит. 
markovskaya1: (мм)
редактор просит "пару абзацев о себе". и мне впервые не дается текст. то ли рамки тесны, то ли наоборот слишком просторны.
ну, скажем, родилась. угу. так и других не из хлеба слепили. где? в Новосибирске. подумаешь, он миллионник с середины прошлого века, не я одна. училась. работала во всяких фигнях. а кто не так? замужи. дети. всякая слава и триумфы по дурацким поводам. всякое бесславие и поражения по поводам значительным... все, как у всех. а, ну эмигрировала. так тоже - ничего экстраординарного - за последние 10 лет - пишут эксперты - из РФ уехали почти полтора млн человек.
в общем, жизнь у меня, оказывается, заурядная, что тьфу, да и только. 
markovskaya1: (мм)
на частушечной ниве серьезный между прочим прорыв. 7 уже сделала из 23. и - спасибо - поэт Королев подключился со своим беспощадным талантом, полоснул по злобе дня так:
вот гляжу я в темноте / прям из драмтеатра / вышел голый депардье / и зашел обратно
я уже 16 раз спела. нравится - сил нет, жаль не пойдет никуда. вы тоже можете петь. просто так.
markovskaya1: (мм)

Не, ну у вас-то, небось, дела поважнее. А у меня – так, мелочи и шорох орехов. Но поскольку я жэнщина-поэт-на-все-руки, то разные поэзы исполняю по заказу заказчиков.

Для их изысканных нужд.

Ну, там оду сочинишь, сям – острую сатиру, то, се, тоже работа, другие вон вообще детей жрут, а я – стишки, тьфу.

Сегодня вот внезапно – частушки.

край высокий урожаев )

markovskaya1: (мм)
Тут сегодня торжественная в центре города церемония была. По случаю Дня памяти. Поминают павших в войнах и жертв террора. Каждый год. Во всех городах. Ну и у нас, конечно. Страна маленькая, а войн много. Каждый год зачитываются списки погибших. В этом году их стало больше на 92 имени. Это солдаты армии Израиля, сотрудники спецслужб, ветераны. Жертв терактов за год тоже добавилось. Еще 16 человек. Кто угодно может стать жертвой теракта. Недайбохх.
В общем, сначала сирена была. Все стояли, замерев. Потом раввин читал поминальную молитву. А потом называли имена и ставили за каждое свечку. К концу церемонии вся сцена сияла. Потом вышли красивые люди и печально пели. А я решила сигарет купить, благо, сигаретный продавец Эли из магазинчика своего вышел и смотрел на сцену вместе со всеми. Я спросила: «Ты сегодня работаешь?» А он сказал: «Нет. Завтра приходи. Сегодня я плачу». И правда – весь зареванный стоял дядька 60-ти с лишним лет.

 
markovskaya1: (мм)
И ведь поклялась же, щитай, на красном. Прямо так и сказала: «Света, ты на эту тему даже не пикнешь!». Держалась же честно два дня. Пока самолюбование не занесло меня на сайт Стихи.ру.
Ну и все, всей птичке пропасть, а?.. На главной странице – сами сходите, если не верите – пять стихов. Посвящение усопшему Борису Абрамовичу. В спектре от панегириков и духовной лирики («Евангелие Печали»),  до острых сатир («Ну, Березовский, доигрался!»). Одна даже женщина поэт пишет на своей странице: «Все мое творчество посвящено известному политику и бизнесмену Борису Березовскому, живущему в настоящее время в Лондоне». Там еще отчего-то настоящее время, но поменяет, небось. Потому, что скорбные строки уже вовсю звучат –
«Остаток ночи выплеснув за порог,
Никем не прожитый день зажигает свет.
Бездомный седой апостол, а может - Бог ?...
Беспомощно плачет, уткнувшись лицом в рассвет».
И ведь прилично пишет, между прочим. Читаю, и думаю: ну, журналисты, ладно. Кто по долгу, кто за деньги. А художественный плач широких масс людских – чистый же душевный порыв, искренняя маята и бескорыстные томления.
Вот так, уважаемый покойник. Не только в истории великой державы. Но и в народном творчестве останется имя твое в веках.
Имело смысл, конечно.

у нас

Mar. 22nd, 2013 01:04 am
markovskaya1: (мм)
чего-то вспомнила. когда переехали жить в москву, то как-то очень быстро обнаружили, что та самая Москва все равно в телевизоре. и вроде бы вот идешь прямо по Тверской,  вон - Кремль виден, вон - памятник Жукову работы Клыкова (где-то прочла, кстати, что коня из-под Жукова какие-то ушлые аниматоры в компьютер перенесли и "одвижили". заподозрив допреж в нем какую-то ортопедическую несоразмерность. и не ошиблись. оказалось, что конская походка при такой анатомии невозможна. изо всех бесчисленных парнокопытных так ходят только жирафы, неважно), то, се, Ильинка-Варварка. а вот такая настоящая Москва, которая "Говорит и Показывает", и которая "Москва - столица нашей Родины" ничего общего не имеет с той, что под ногами.
это без оценок - ну, вот так я ее ощущала, без придыхания.
так и сейчас. вон, говорят, у вас там Обама приехал, президент. или, там, ой, у вас же там через пять километров Иисус Лазаря на ноги поставил, танцевать заставил. или - вообще - у вас же там война народная, священная война.
а я ничего такого не чувствую. смотрю на красивое, радуюсь пустякам.
у нас. у нас лично - цветет сад, пекутся пироги, ребенок ушел в поход с палаткой и фонарем.
а, еще коты пришли. муж им раздавал имена. как-то вот он отличает Степана Тимофеевича от Луки Захаровича. не знаю, оба большеголовые и косматые. я изо всей их банды только Маркиза и выделяю - черного с белым галстуком, и двух братьев - Черночерного и Серочерного, этих вообще трудно спутать.
markovskaya1: (мм)
не, Лелик Базарнов прав, утверждая, что театр мертв. как не возьму пьесы современных нам театральных драматургов, так плачу: многословие и дурновкусие.
и надо-то всего одноактную пьесу, комедию, на двух-трех актеров.
в общем, как всегда победит ионеску, ануй, шоу.
или сама напишу, рассвирепев. 
Page generated Jul. 28th, 2017 10:41 am
Powered by Dreamwidth Studios